Что мешает развивать автомобильный кросс: бюджетный автоспорт упирается в стену

Багги или мини-багги (для самых юных гонщиков) обойдутся родителям примерно в 300 тысяч рублей. На фоне дорожного автомобиля, которым владеет каждая вторая семья в столице — это подъемная сумма. Стартовый взнос — около 1000 рублей. Топливо предоставляется бесплатно одним из спонсоров.

Настоящий энтузиаст гонок, руководитель команды NCS Racing и мама юных гонщиков Екатерина Николаева признает:

«Для страны этот вид автоспорта самый «родной». Где найти ровный и гладкий асфальт? В Москве и Сочи? Здесь травматизм низкий, потому что помимо дуг безопасности и ремней на двигателях стоит ограничитель мощности. Скорости развиваются не очень высокие, и детям важнее мастерски пройти повороты, рассчитать манёвры. Все происходит на свежем воздухе, нет риска надышаться выхлопными газами как на крытых картодромах».

«Картинг вообще развлечение очень дорогое», — говорит знаменитый гонщик, пилот ралли «Дакар» на «КамАЗе» еще под флагом СССР Евгений Доронин. Оба его сына показывают высокие результаты в серии и уже определились со своим будущим.

Но есть расходы, о которых мы еще не упомянули. Это транспортировка раллийной техники на место старта, а это расходы отдельные, едва ли не превышающие все остальные. И упирается здесь все, как ни странно, в личные предпочтения. По календарю российских соревнований можно изучать, в каких регионах руководство любит автомобильные гонки, а в каких предпочитает их не замечать. По стране у нас набирается около 3000 юных гонщиков. Воронеж, Курск, Екатеринбург, Татарстан, Смоленск, Чеченская республика и Ставрополье. Все они приглашают в гости, но именно здесь приходится сталкиваться с расходами. Даже гоночную «Калину» или ВАЗ-2108 (это наиболее мощный класс в наших сериях) нельзя доставлять до старта своим ходом. Багги тем более. Да, они хорошо и зрелищно прыгают на кочках, это их стихия, но по дорогам общего пользования их нужно везти в кузовах.

«Легенда «Дакара» Владимир Чагин всегда говорил: самая правильная тренировка — это участие в гонке, — напоминает Доронин. — Наш вид соревнований не требует специальной подготовки трассы, достаточно грейдера, он может сделать дорогу проходимой. Зимой нужно просто расчистить снег. Но в центральном регионе соревнований не проводится. В Пушкинском районе выделен карьер, но, увы, он подготовлен под мотокросс. Ничего не имею против коллег на двухколесной технике, это те же раллисты, но про автомобили незаслуженно забыли. Испытательный полигон НАМИ, думаю, всем известен. В его пределах была трасса, там даже этапы чемпионата Европы проводились. Но уже 3-4 года там ничего нет. Потому что к международным соревнованиям выше требования, выше затраты, инфраструктура должна постоянно поддерживаться, вот все и затухает».

В Смоленской области в местечке Кардымово была трасса, пока не ушел на другое место работы глава местной администрации. Там же поблизости — трасса в поселке Красное. Приезжали на соревнования гонщики из Украины и Беларуси. Пока всё было. Теперь обратный эффект. Любители автоспорта из западных регионов России устремились к белорусскому бездорожью. Там соревнования регулярные и не очень дорого. Страна маленькая — а трасс больше. Недаром МАЗ пришел в этом году ко второму месту в зачете грузовиков на «Дакаре».

Константин Купцов, который вместе с Екатериной готовит детей к взрослым гонкам, мечтает о собственной школе автоспорта в Москве. Мы вспоминаем, как в СССР при Дворцах пионеров и школьников был картинг. Это не означало, что дети гоняли целыми днями: порой они сидели над настройками, сами чинили капризную технику в течение всей недели. Но к концу обучения они разбирались в двигателях, приходили к пониманию физических законов на практике:

«Уже годам к восьми в нашем деле начинаешь видеть детей насквозь: кто что выбрал? Есть те, кто ждет старта — это прирожденный гонщик. А есть и тот, кого за уши не оттащишь от разобранных багги: они готовы ночевать в гараже, чтобы с утра продолжить копаться в технике. Разве это плохо?»

Не говоря уже о том, что увлечение соревнованиями и скоростью отвлечет детей не только от улиц и подъездов со всеми сопутствующими неприятностями, но и от планшетов и соцсетей, к 18 годам мы получим дисциплинированных водителей, уже познавших на практике, что такое трасса, будь она асфальтовой или грунтовой. Эти молодые люди (и девушки тоже) пройдут три этапа обучения и к моменту сдачи на права будут водить кузовные малолитражки. «Представь, когда стартуют 30 автомобилей, земля трясется! — говорит Доронин. — Интересно наблюдать, как волнуются родители, как живут этим. И наблюдать за происходящим очень интересно: дети соревнуются серьезнее, чем взрослые, потому что еще не знают страха. Едут искренне, мастерски совершают обгоны на поворотах…»

Согласно последним данным, в Москве и области растут примерно 300 юных кроссменов. Но только 30-40 из них могут позволить себе участие в серьезных соревнованиях. А уж выйти на международный уровень — единицы, и это как правило дети очень обеспеченных родителей. И это в самой бюджетной разновидности автоспорта…

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» — подпишитесь на наш Telegram.

Источник: mk.ru

Читайте также:

Оставить ответ

*